пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅ
 

новости   походы   т-материалы   т-книги   т-юмор   т-форум   Написать письмо


Новости
Походы
Т-материалы
Промокод летуаль http://herbhelp.ru/promokod/coupon/letual/ помогает скинуть. Т-книги
Т-юмор
Туризм и альпинизм в Киеве
Т-форум
Т-галерея








Спогади ветеранів самодіяльного туристського руху в Україні

 

С. В. Коробков

КИЕВСКАЯ ШКОЛА ТУРИЗМА В 1960-70-е гг. (Из опыта работы)

Развитие самодеятельного спортивного туризма к началу 1960-х гг., активизация его различных видов и организационных форм породили в коллективах физкультуры Киева, секциях туризма предприятий и вузов настоящий кадровый голод. Несколько десятков энтузиастов, сформировавшихся в середине 1950-х и сплотившихся в тесный актив Киевской городской секции туризма (так называлась тогда предшественница городской Федерации туризма) уже не могли закрыть собой все возраставшие потребности в руководителях походов, организаторах низовых секций, в инструкторах самодеятельных туристских лагерей, судей соревнований и слетов и т. п.

Это начинали понимать и в руководящих органах – Областном совете профсоюзов, Киевском горкоме комсомола, обеспокоенных массовым развитием неуправляемого туризма, изрядно “одичавшего” после печально знаменитого запрета ДСО и профорганизациям проводить дальние походы и “выдворения” туризма из Единой спортивной классификации. Случилось это в 1961 году, когда самодеятельный туризм оказался без официальной “крыши” Спорткомитета и профсоюзов, а, следовательно, и без той небольшой материальной и моральной поддержки, которую имел ранее. Участились несчастные случаи с “туристами-дикарями”, которые путешествовали по всей стране теперь уже без всякого контроля.

Все это и подвело нас, членов распавшегося президиума городской секции туризма, от которого оставалась действующей лишь маршрутная комиссия, занимавшаяся только консультационной работой, к мысли о необходимости создания в городе постоянно действующей школы туризма.

В конце зимы – начале весны 1962 г. под руководством опытного инструктора Юрия Ивановича Козуба был осуществлен первый набор слушателей – 30 человек. После летнего учебно-тренировочного сбора в Домбае на Западном Кавказе, в сентябре 1962 г. начался второй год обучения. Провели и второй набор.

Помощником Ю. И. Козуба и начальником учебной части два первых года был Виталий Афанасьевич Горобец, ныне Мастер спорта по туризму и спортивному ориентированию. Его воспоминания о первом наборе, как и статья Ю. Козуба “Выпуск школы туризма” в газете “Советский спорт” (23.03.1963) являются полезным материалом по истории школы.

К указанному периоду деятельности школы я отношения не имел. Но в формировании третьего набора уже принимал участие как председатель первого, тогда еще почти полностью общественного, городского клуба туристов, размещавшегося на ул. Карла Маркса 12в (теперь – ул. Архитектора Городецкого), помещении Облсовета ДСО “Буревестник”.

По нашему объявлению по городскому радио и афишам о наборе, расклеенным на улицах, в клуб Водоканалтреста на Набережно-Крещатикской улице, 1 октября 1963 года собралось около 200 человек. После организационного собрания, где мы разъяснили условия и продолжительность обучения, заявления в школу туризма подали 130 человек, из которых было сформировано 10 учебных групп. Все слушатели за небольшим исключением были в туризме новичками. Из более опытных, в том числе из предыдущего года обучения, была сформирована группа подготовки младших инструкторов. Видовой специализации тогда в туризме еще не существовало, но в основном подготовка была сориентирована на пешеходные походы в горах.

Инструкторами-руководителями учебных групп были утверждены В. Садовенко, М. Мизерницкий, В. Пронин, Г. Коваленко и другие.

Следует отметить, что состав и слушателей и инструкторов был очень неоднородный и, в основном, слабый. Не хватало постоянных мест для занятий, очень мало было снаряжения. Все это в значительной мере объясняет то, что до выпуска дошли менее 50% поступавших. Несколько групп распались полностью, а в некоторых осталась лишь половина обучавшихся. С этим набором связана и первая большая авария в киевском самодеятельном туризме. Во время учебного похода на Центральном Кавказе в августе 1964 г. погибли М. Мизерницкий, А. Ятковская, Н. Литовченко.

Начальником школы туризма с 1963 по 1969 год был Александр Житницкий. Моя же работа здесь началась с 1965-1966 учебного года и завершилась в 1978 г. За эти двенадцать лет я прошел три ступени учебно-методической деятельности: год инструктором группы по подготовке младших инструкторов пешеходного туризма, три года – начальником учебной части( или, как это принято было говорить в альплагерях и перешло к нам – начучем) и восемь лет – начальником школы туризма.

Обучение в первые четыре года работы школы проводилось полностью на общественных началах – никто ничего никому не платил. За счет профсоюзного бюджета осуществлялись лишь учебные зачетные походы, но – не далее Кавказа. Позже, решением правления горклуба, утвержденным городским Советом по туризму и экскурсиям, была введена почти символическая плата за обучение – 5 рублей в год, которая шла, в основном, на оплату проката снаряжения для занятий.

В дальнейшем, с увеличением стоимости путевки в школу туризма, оплачивавшейся профорганизацией, направлявшей слушателя в школу, удалось добиться введения почасовой оплаты инструкторам и приглашавшимся преподавателям-лекторам. Начальник школы стал получать ежемесячно аж 40! руб., начуч – 30 руб.

Мой приход в школу туризма последовал за “сдачей портфеля” председателя правления горклуба Юрию Ефименко, что я сделал с облегчением весной 1965 г.

К этому времени я прошел участником уже два больших всесоюзных сбора старших инструкторов туризма, причем на втором, в Домбае, отстажировался в роли командира учебного отделения. В 1963 г. – поработал начучем на зимнем республиканском сборе инструкторов, проводившемся в Закарпатье В. В. Никольским. Кроме того, за плечами был опыт трехлетнего директорства в вечерней школе рабочей молодежи. В общем, я считал себя большим специалистом в вопросах методики и хотел попробовать себя на практике подготовки туристских кадров.

Начать решил с малого – простым инструктором. И, надо сказать, тот учебный год остался в памяти о работе в школе туризма как самый светлый и спокойный. На следующий год я принял предложение стать начучем. Видел изнутри все слабые места в организации учебного процесса школы и, как мне тогда казалось, знал пути его улучшения. Но жизнь очень быстро показала, что от моего теоретического знания до возможности его практической реализации – “дистанция огромного размера”. То, что в общеобразовательной вечерней школе мог требовать от учителя-профессионала и что выполнялось беспрекословно, здесь в нашей вечерней школе туризма нередко тормозилось непониманием, неподготовленностью, а иногда, и просто нежеланием делать “так” инструктора-общественника, пришедшего сюда уже усталым после рабочего дня. На то, чтобы внедрить в обучение туристских кадров хоть какие-то принципы педагогики, адаптированные к нашим скромным возможностям, потребовались годы.

Если в работе начуча основное внимание пришлось уделять организации занятий, их методике, то позже, уже как начальнику школы, мне пришлось кроме этого решать вопросы и набора, и формирования инструкторского коллектива, и материального обеспечения учебного процесса, и учебных походов и многое другое.

Построение системы годичного цикла работы школы туризма начиналось в конце весны предыдущего учебного года и завершалось к началу занятий – 1 октября. Этот подготовительный период включал восемь основных разделов работы руководства школы:

- определение структуры набора (кого и сколько будем набирать и готовить) и подготовка материалов для составления финансовой калькуляции для сметы каждой учебной группы;

- организация мероприятий по подготовке набора;

- подбор инструкторских кадров и их помощников-стажеров;

- установочный методический семинар для инструкторов-преподавателей и стажеров совместно с членами комиссии по общественным туркадрам;

- работа с абитуриентами. Оформление путевок в школу туризма;

- формирование учебных групп. Приказ по школе туризма;

- персональная работа с каждым инструктором по подготовке и рассмотрению его годового личного плана (План-график работы группы №…);

- выработка примерного сводного расписания занятий всех групп школы на учебный год. Определение постоянного места занятий каждой группы.

Структура набора ежегодно изменялась. Она определялась как потребностями киевского туризма, так, и, в большей мере, возможностями данного года – материальными и кадровыми. В первые годы работы школы здесь преобладала начальная подготовка.

Готовились преимущественно турорги (туристские организаторы) и руководители пешеходных походов низших категорий сложности и младшие инструктора. Для их учебного похода хватало недорогого выезда в Крым или Карпаты с минимумом спецснаряжения. Но все рвались на Кавказ!

В 1976 г. нам впервые удалось утвердить на Президиуме Киевского горсовпрофа Положение о школе туризма.

В организационные мероприятия по подготовке набора входили:

а) подготовка текста письма Облсовпрофа (позже Горсовпрофа) в отраслевые комитеты профсоюзов и ДСО с примерной разнарядкой на подготовку туристских кадров для их низовых коллективов физкультуры;

б) утверждение стоимости путевки в школу туризма;

в) заказ на печатание в типографии бланков путевки;

г) разработка текста письма от городского Совета по туризму и экскурсиям и клуба ФЗМК с разъяснением задач школы туризма по подготовке для них руководящих туристских кадров, стоимости путевки и порядка ее оплаты. Письма эти посылались в крупнейшие организации, но гораздо эффективнее оказывалось вручение их в руки тем, кто сам уже пришел в горклуб узнать об условиях приема и сам отнесет их в свой профком-завком;

д) определение места и времени консультаций по вопросам набора, составление графика дежурств;

е) разработка и печатание афиши о наборе в Киевскую школу туризма и расклейка ее через соответствующую службу по городу (не менее, чем в два приема в установленные нами сроки);

ж) заказ на объявление по городской радиотрансляционной сети о наборе в школу туризма.

Подбор инструкторов преподавателей учебных групп был всегда одним из самых ответственных и нелегких моментов подготовки, но особенно остро он стоял в первые годы работы школы, когда все строилось на голом энтузиазме. Подавляющее большинство опытных туристов-спортсменов не имело плановой инструкторской подготовки, не было знакомо с принципами методики и опасалось этой работы. Тот же, кто знал и умел, чаще всего не хотел связывать себя на целый год и последующее лето (“спортивный сезон”!) этой кропотливой и зачастую не очень благодарной работой. Как мы ни старались, но в подборе руководителей учебных групп часто бывали досадные срывы. Со стажерами, помощниками инструкторов было легче – использовались лучшие слушатели из прошлых выпусков. Иногда они, фактически, оказывались более старательными, чем инструктор.

Очень полезной, как нам кажется, стала “находка”, к которой мы пришли спустя несколько лет работы в школе. В сентябре, перед началом учебного года мы стали проводить 2-3-х дневный установочный методический семинар для всего инструкторско-преподавательского состава школы данного набора. Три года подряд при содействии городского Совета по туризму мы выезжали на турбазу в Пуща-Водицу и здесь “на казарменном положении” проводили занятия по туристской педагогике, вырабатывали общую “учебную политику”, единые методические подходы. Сюда мы старались пригласить наших лучших туристских лекторов. 8-10 напряженных учебных часов в методкабинете базы пролетали незаметно. Обменивались опытом, спорили… А после ужина – веселый вечер с песнями. Все это хорошо сплачивало коллектив, давало учебный заряд к последующей работе. С нами учились и члены кадровой комиссии.

Но вот когда нам не удалось получить для своего мероприятия турбазу и мы попытались провести такой семинар в городских условиях, получилось значительно слабее. Как важна обстановка!

Оформление приема в школу начиналось с собеседования, при котором абитуриент заполнял анкету и знакомился с Положением о школе туризма. Нас интересовал, главным образом, его туристский опыт, подтвержденный документально. И здесь иногда возникал первый казус. Многие, по их словам, “бывалые” туристы никаких справок предъявить не могли, а поступать в “новичковую” группу не хотели. В некоторых случаях, если по дополнительной устной информации, рекомендациям авторитетных туристов этот опыт подтверждался, мы шли на нарушения и допускали их к занятиям с условием, что до выпуска в учебный зачетный поход следующим летом этот слушатель найдет возможность совершить необходимый поход на категорию ниже в течение года.

Далее начинались проблемы с оплатой путевки в школу. Пока стоимость была невелика, слушатели выкупали ее сами. Но когда сумма стала возрастать в связи с требованиями Совета по туризму, сокращавшего дотацию на учебный поход, пришлось нажимать на профорганизации предприятий и учреждений, в которых работали абитуриенты, чтобы они переводили оплату за путевку на счет городского клуба. Иногда эта процедура растягивалась на несколько месяцев. Слушатель посещал занятия, не будучи зачисленным по приказу. А руководство школы, подгоняемое бухгалтером клуба, давило на инструктора группы! Бывали случаи, когда отчаявшийся слушатель-“нелегал” уже перед самым походом выкупал путевку за свои деньги.

При оформлении групп часто туристы, имевшие лишь пешеходный опыт, стремились попасть в горные группы более высокого уровня. Приходилось убеждать, доказывая, что их не пропустит в учебный подход в горах маршрутно-квалификационная комиссия.

Не избежали мы и проблемы сочетания сильных и слабых, более и менее опытных туристов при формировании нескольких групп одинаковой подготовки. Подобная коллизия нередко имеет место в любых формах обучения. Бытует мнение, что сочетание в одном учебном коллективе тех и других вполне возможно и даже оправдано – сильные, мол, будут подтягивать слабых, а те будут стремиться не отстать в “гонке за лидером”… Но мы всегда придерживались противоположной точки зрения. Смешанная, неоднородная группа, считали мы, при стационарном учебном процессе всегда слаба, а в походе и небезопасна. Преподаватель, инструктор всегда будет вынужден уделять больше внимания или одним, или другим. В одном случае сильным, опытным будет неинтересно, они не будут повышать свои знания и умения, а в другом – слабые, малоопытные будут плохо усваивать то, к чему они еще не готовы, снижать интерес, отставать.

Важным организующим моментом для планомерной работы с группой на протяжении учебного года стала практика разработки каждым руководителем учебной группы примерного плана-графика своей деятельности. Учитывая успехи и недостатки предыдущего года, руководство школы помогало ему в сентябре продумать и заполнить в 2-х экземплярах стандартный план-пустографку. В нем было 4 раздела:

Общие данные.

Организационно-методическая работа в связи с началом учебного года.

Организационная работа в связи с подготовкой к учебно-тренировочному походу.

Организационная работа в связи с завершением учебного года и отчетностью.

Каждый раздел имел различное количество пунктов.

Сразу заполнялись лишь 2 первых раздела, а 3 и 4 заполнялись и утверждались за 1,5-2 месяца до начала учебного похода. Один экземпляр этого плана находился для контроля в учебной части, другой – у инструктора как план его действий.

Сложной являлась выработка примерного сводного расписания занятий всех учебных групп школы (по неделям) с указанием темы каждого занятия. Поскольку учебный год продолжался, как правило, 10, а ранее – 7-8 месяцев стационарных занятий, то для удобства расписание составлялось дважды на каждые 4 месяца. При этом за исходные данные брались расписания, сданные инструкторами. Третья среда каждого месяца отводилась на общешкольную лекцию на сложную теоретическую тему, например: “Законодательство об охране природы”, “Медицина в туристском походе”, “Воспитательная работа руководителя туристской группы” и т. п.

Расписание, как мы со временем убедились, удобнее было оформлять не сплошь написанным на листе, а как большой лист с карманчиками для каждой группы по неделям месяца. В них вставлялись карточки с указанием тем занятий. Это облегчало информацию о вынужденных заменах. Вывешивалось расписание в 2-х экземплярах – на доске объявлений школы и в учебной части.

Места стационарных занятий были постоянные. Три дня в неделю в нашем распоряжении были две комнатки с несколькими столами и зал. Старшему инструктору горклуба Борису Лещинеру удалось раздобыть 4 старые списанные в педучилище, классные доски. Все это было в старом подвале на ул. Ирининской, № 7, тесном, сыром и темном.

В октябре, когда уже завершился подготовительный период данного учебного года, руководство школы начинало готовить предложение по смете школы на следующий год. Наша смета была составной частью сметы городского клуба туристов, утверждавшейся и дотировавшейся Киевским советом по туризму и экскурсиям.

Работа школы в осенне-зимне-весенний стационарный период слагалась из групповых и общешкольных теоретических (лекционных) занятий и практических групповых занятий в учебных помещениях и на местности. Занятия в помещении начинались в 19 часов и продолжались 3-4 академических часа.

Занятия на местности в группах пешеходной, горной и лыжной подготовки должны были проводиться не реже одного раза в 2-3 недели и чаще всего совмещались с тренировочным походом выходного дня, а в октябре и начиная с апреля и с полевым ночлегом. Следует отметить, что некоторые инструкторы, особенно горняки, такие походы недолюбливали, стремясь заменить их тренировочным выходом куда-нибудь в карьер, на стену Зеленого театра и т. п. Но они же иногда уделяли больше внимания общефизическим тренировкам своих слушателей, что инструкторы-пешеходники старались заменить походами с тяжелым рюкзаком. И в индивидуальном порядке и на инструкторских советах школы нам часто приходилось поправлять и тех и других.

Для того, чтобы помочь инструктору самодисциплинировать свою подготовку, повысить методическую насыщенность каждого занятия, мы разработали и издали в достаточном количестве журналы, имевшие название “План урока инструктора-преподавателя тов. …” на 6 занятий каждый. Это были пустографки книжного формата, в которых отводилось достаточное место, чтобы, готовясь к занятию заполнить:

Общие сведения (дата, тема) …

Цель урока (учебная и воспитательная) …

Проверка домашних заданий (вопросы и форма проверки) …

Основной вид занятий …

Методы, применяемые на занятии …

Наглядные пособия, технические средства обучения, используемые на занятии …

Изложение нового материала (основные вопросы темы и последовательность их изложения, фактически план-конспект) …

Виды самостоятельной работы слушателей на занятии …

Вопросы, форма и последовательность закрепления нового материала (в ходе изложения и после), изученного на занятии …

Задание на дом (что и к какому сроку) …

Литература, использованная при подготовке и рекомендуемая обучаемым.

Предметом нашего постоянного внимания было повышение учебной активности и, в первую очередь, улучшение посещаемости слушателями занятий. С этой целью мы настоятельно рекомендовали инструкторам практиковать:

- периодический опрос слушателей по изученному теоретическому материалу;

- выдачу всем слушателям индивидуальных домашних заданий с последующим взаимным рецензированием их;

- написание рефератов по пропущенным темам;

- повторные дежурства во время учебных выходов на местность в случае проявления халатного отношения к своим учебным и хозяйственным обязанностям в группе.

В случае многократных пропусков занятий без уважительных причин об этом сообщалось на стандартном бланке в организацию, направившую слушателя в школу и оплатившую его обучение. Если же и это не помогало, после последующих пропусков слушатель отчислялся приказом из списков с уведомлением по месту работы. Посещаемость значительно улучшалась в период подготовки к учебному походу, но для некоторых это было уже поздно – выпускной зачет по теории и технике они сдать не могли.

Посещаемость по школе за учебный год составляла около 76%, отсев – 16% (по отчету за 1970-1971 уч. г.)

Руководство работой всего коллектива школы туризма и контроль текущей деятельности инструкторского состава осуществлялся начальником школы и начучем путем:

- проверки состояния учебной документации групп;

- периодической проверки планов-конспектов у инструкторов (особенно начинающих) и стажеров, проводящих занятия;

- посещения теоретических и практических занятий с последующим разбором их наедине с преподавателем;

- присутствия на зачетах и экзаменах;

- заслушивания информации инструкторов о ходе учебного процесса и ее обсуждения на заседаниях инструкторского совета, проводившегося каждые 2 месяца.

С целью обмена опытом и совершенствования методики обучения было организовано взаимопосещение инструкторами занятий. Был заведен специальный журнал, в котором все посещавшие те или иные занятия должны были сделать запись с кратким анализом, выводами и предложениями.

К контролю занятий и других форм работы периодически привлекались члены комиссии по общественным туристским кадрам, большинство которых в разные годы тоже прошло через школу туризма.

По результатам набора, текущего контроля, учебных походов, выпускных экзаменов и т. п. издавались приказы по школе, вывешивавшиеся на доске объявлений.

К недостаткам руководства и контроля, которые я осознал значительно позже, чем начал работать, а немного улучшить (но не устранить полностью) смог лишь в последние годы моей деятельности в школе туризма, можно отнести:

- недостаточное внимание большинства инструкторов вопросам физической подготовки слушателей;

- гораздо меньший контроль занятий на местности, чем в классах;

- почти полное отсутствие контроля за учебной работой инструкторов в зачетных походах, чем многие пользовались, превращая такой поход из учебного в чисто спортивный. Такое случалось до тех пор, пока не удалось добиться финансирования контрольных выездов в районы массового проведения учебных мероприятий (чаще всего – Кавказ) руководства школы, а позже и кадровой комиссии.

Конечно, недостатков, пробелов было намного больше, здесь приведены лишь те, которые хорошо запомнились или упоминаются в случайно сохранившихся бумагах моего архива.

Большая организационная работа начиналась у инструкторов школы в связи с подготовкой к учебно-тренировочному зачетному походу. Здесь выделялись такие основные моменты:

- разработка маршрута похода, к которой мы рекомендовали обязательно подключать и слушателей;

- сдача группой физнормативов;

- прием у слушателей зачета по теории и технике;

- прохождение инструктором и группой медицинского контроля (для походов 3-й категории сложности – через физкультурный диспансер);

- окончательное утверждение состава участников похода и составление скорректированной сметы расходов;

- прохождение инструкторского совета школы, получение выписки из решения и выпуск группы в поход Правлением горклуба туристов;

- оформление групповых заявочных документов и выпуск группы на маршрут в городской маршрутно-квалификационной комиссии;

- заказ и получение продуктов на поход на мелкооптовой базе, к которой прикреплялся на время спортивного сезона горклуб туристов. (Здесь возникала специфическая проблема – многого необходимого на базе не было, но была, например, дефицитная в городе гречка, мешок которой можно было получить, реализовать и на полученные деньги приобрести необходимое в другом месте);

- отбор и получение туристского снаряжения на клубной базе проката;

- заказ и получение по лимитированной книжке (форме безналичного расчета с железной дорогой) группового билета на проезд в район похода. Надо сказать, что такой групповой билет нередко создавал сложности, например, когда слушатель по какой-либо причине неожиданно выбывал из участников похода или вынужден был на день-два задержаться в Киеве. В таких случаях вынужденно приходилось искать на вокзале и брать с собой в вагон “левака”, чтобы потом вернуть стоимость билета.

Постоянными районами проведения учебно-тренировочных походов были – для пешеходников – Карпаты, Крым, реже – Западный Кавказ; для горной подготовки – Центральный и Западный Кавказ, для водников – Южный Буг и Черемош; для лыжников – Карпаты; для спелеологов – Крым. Стоимость проезда закладывалась в смету финансирования групп.

Одной из ведущих задач обучения в школе туризма была выработка у слушателей навыков и умений, необходимых для будущего руководителя походов, организатора туристской группы, секции. При подготовке инструкторов (в том числе и наших, работавших в школе) мы постоянно ориентировали их на использование для этого таких методических приемов, как

- выдача своим слушателям индивидуальных заданий типа: разработать маршрут похода выходного дня, составить список индивидуального и группового снаряжения и продуктов питания для дальнего путешествия группы с указанным количеством человек, в указанном районе и в указанное время, составить план работы туристской секции коллектива физкультуры, разработать план звездного слета-похода нескольких групп туристского коллектива и т. п.;

- организация поочередного сменного руководства группой во время учебного похода всеми участниками, которые готовятся к этому еще до выхода на маршрут;

- разработка и самостоятельное проведение комплекса упражнений утренней физзарядки в учебном походе всеми слушателями по очереди;

- выполнение некоторыми слушателями обязанностей преподавателя-тренера на практических занятиях по обучению отдельным элементам туристской техники (под контролем инструктора);

- поручение всем слушателям посменно вести походный дневник группы, описание пройденного за день участка маршрута;

- организация и проведение похода выходного дня с членами своего трудового коллектива (с наблюдателем-рецензентом);

- организация обязательных разборов выполнения каждого из указанных заданий, в которых должны принимать активное участие все слушатели группы, участники похода. Задание, не разобранное и не оцененное, теряет половину учебного эффекта, приучает к безответственности.

Практика показала, что, планируя то или иное учебное мероприятие во времени, необходимо было закладывать значительное время на проведение разборов. В учебном походе, как показал опыт, это возможно и необходимо делать за счет сокращения ходового времени, “пустого”, не насыщенного учебной нагрузкой километража.

Возвращение из дальнего похода часто было связано с одним неприятным для инструктора группы моментом – сдачей на базу проката горклуба полученного снаряжения, сдачей своевременной, поскольку за просрочку нужно было уже платить, и в благопристойном состоянии. Неодновременность приезда в Киев всех участников похода, а также иногда значительный износ снаряжения в сложных походах порождали определенные проблемы с базой, к решению которых приходилось подключаться и руководству школы.

Мы неоднократно поднимали вопрос о закреплении в распоряжение школы туризма постоянного необходимого минимума снаряжения – индивидуального, группового, специального, но решить его за годы моей работы в школе так и не удалось. Наибольшее, чего удалось добиться – это выделение каждому инструктору группы на учебный год личного комплекта снаряжения.

Последний, четвертый этап годичного цикла – завершение учебного года каждым инструктором было связано с семью основными мероприятиями:

- устным отчетом руководству школы о проведении учебно-тренировочного похода сразу же по возвращении в Киев;

- сдачей в бухгалтерию горклуба завизированного руководством школы финансового отчета об учебно-тренировочном походе;

- подготовкой и проведением выпускного экзамена (с участием представителя кадровой комиссии);

- подготовкой справок слушателям об окончании обучения в школе туризма с рекомендациями о последующей туристской деятельности;

- подготовкой и сдачей руководству школы письменного годового отчета инструктора группы с приложением характеристик слушателей;

- организацией оформления слушателями иллюстративного приложения к годовому отчету в виде альбома или фотоматериала.

- подготовкой отчета (письменного или устного) в маршрутно-квалификационной комиссии для получения и выдачи слушателям справок о совершенном походе.

Следует сказать, что на этом, последнем этапе учебного года некоторые инструкторы проявляли значительную безответственность, почти прекращая работу с группой, затягивая сдачу отчетов и экзаменов до поздней осени. Было несколько случаев, когда выпуск пришлось осуществлять вообще без самоустранившегося инструктора группы. В дальнейшем такие лица к учебной работе не привлекались. А один инструктор по результатам учебного похода был полностью дисквалифицирован с запретом руководства группами.

Выпускной экзамен проводился в каждой группе ее инструктором с участием руководства школы. При этом использовались утвержденные комплекты экзаменационных билетов с учетом уровня подготовки группы и вида туризма. Для будущих инструкторов в билет обязательно включался и вопрос учебно-методического характера.

Общий отчет о работе школы туризма, начиная с 1971 г., приобрел стандартную форму с такими разделами:

Структура школы туризма и характеристика контингента слушателей.

Инструкторы-преподаватели и руководство школы.

Организация и ход учебного процесса.

Учебно-тренировочные походы.

Материальная база школы.

Общие выводы.

Отчет заслушивался осенью на заседании правления Киевского городского клуба туристов. Отмечу, что при подготовке этого материала использованы некоторые данные из сохранившегося черновика отчета школы за 1970-1971 учебный год.

После нескольких лет руководства школой стало ясно, что иногда имеет смысл практиковать 2-х и даже 3-х ступенчатую подготовку туристских кадров в школе. Хороший опыт этого показали инструкторы Леонид Омельченко, Анатолий Дубижанский и некоторые другие. Начав работу фактически с новичками, они подготовили из них сначала туристских организаторов, а затем, в последующие учебные годы, руководителей походов ІІ-ІІІ категории сложности. Эти инструкторы сумели сформировать дружные коллективы, сплотившиеся вокруг своего руководителя и вошедшие позже в общественный актив городского и областного клубов туристов. А такие известные в городе туристы как Михаил Наместник, Дмитрий Кирнос, Олег Нечипоренко, пройдя школу туризма от слушателя, стажера и инструктора группы, доросли до начальника школы туризма и председателей комиссий горклуба.

Среди наиболее старательных инструкторов, работавших в разные годы моего руководства школой и подготовивших много высококвалифицированных туристских кадров, кроме вышеупомянутых, не могу не вспомнить Леонида Кобцева, Бориса Леви, Ефима Рыжавского, Аркадия Голдовского и Льва Житницкого, Евгения Бохана и Владимира Юровского, Алексея Григоренко, Тамару Крапивникову, Александра Дьячкова и многих других. Моим помощником был Анатолий Куцин, начальник учебной части школы туризма с 1972 г.

Я умышленно не останавливался на подробностях, частных случаях успехов и срывов, стараясь показать главное, принципиальное, то, к чему мы стремились и что так нелегко давалось. Спасибо всем друзьям-туристам, кто поддерживал меня в этих стремлениях на протяжении работы в Киевской школе туризма!


Попередня сторінка
До змісту
Наступна сторінка


 

новости   походы   т-материалы   т-книги   т-юмор   т-форум   Написать письмо

© т/к Крокус 2002
Последнее обновление 10.04.2002