Карпаты 2001.
Сборы + поход первой категории сложности.

Маршрут: г. Рахов – р.Косовская – г.Гадоб – г. Догяска – оз. под г. Котел – р. Черная Тиса – г. Русская – г.Черная Клева – р. Довжина – пер. Яблуницкий – г. Кукуль – г. Говерла – г. Туркул – г. Ребра – оз. Бребенескуль – с. Луги.
Маршруты колец на сборах:
оз. под г. Котел – г. Трояска – г. Татарука – р. Апшинець – оз. под г. Котел.
оз. под г. Котел – г. Стиг – пол. Менчил – оз. под г. Котел.
оз. под г. Котел – г. Близница – оз. под г. Котел.

Действующие лица: (в скобках указано место проживания каждого участника)
Оксана Глущенко (дупло) – завхоз
Илья (младший) Гейзе (дупло) – медик
Леша Марьясов (скворечник) – фотограф
Леша Банников (блиндаж) – хронометрист
Аня Котова (блиндаж) – летописец
Илья (старший) Гуз (скворечник) – завснаг и ремонтник
Антон Василенко (блиндаж)
Оля Куликова (дупло)
Ира Осипова (скворечник)– руководитель

Дождь прекратился,
но ненадолго.
Колобки и Илья.
Первый день,
речка Косовская.

День 1. (21.07.01)

Дизель прибыл в г. Рахов в 14:55. (Билеты в поезде стоили почему-то существенно дешевле, чем в кассе вокзала Ивано-Франковска - 3,85 и 6,94 грн.) Нас встретила пасмурная погода. В 15:41 вышли на маршрут. Погода решила отметить наш выход мелким дождём. Постепенно дождь усилился, и на первом привале (16:31 – 16:41) все надели плащи. Наш путь лежал через хребет Урду-Флавантуч к речке Косовской. На хребет мы поднимались по тропинке, которая начинается от местного рынка. Поднялись в 17:30. Видимость на хребте – метров 20. Ничто не обещает улучшения погоды. В 17:45 начали спускаться по тропе к реке и в 18:50 были уже на берегу. Здесь мы остановились на ночёвку. Ужин тоже был с дождём.

Рядом с местом ночёвки стоял квартальный столбик №23, а в 50-ти метрах левее от него (если стоять лицом к реке) есть подвесной мост через реку.

На пути к
вершине Гадоб.

День 2. (22.07.01)

Утро встретило нас плотными облаками, в которых были ма-а-аленькие синие просветы. Эти просветы подняли всем настроение. Дежурные Лёша, Антон и Аня с некоторым трудом разожгли костёр и приготовили завтрак. В 9:24 вышли на маршрут. Прошли около получаса по дороге вверх по реке, а затем свернули на дорогу, по которой поднялись на перемычку между г. Знаймина и г. Гадоб. Пошёл ливень, а потом разыгралась гроза. На вершину Гадоб вышли в 11:20. Под проливным дождём, в сопровождении грома и молний мы шли на север, к хребту Свидовец. Шли по лесу, поэтому гроза не казалась опасной. К полудню она кончилась. К 14:00 дождь прекратился совсем, и появилось солнышко. Мы сели обедать. Как приятно было снять мокрые ботинки и носки, подсушить одежду! После обеда солнышко баловало нас почти до самой Догяски. В 18:20 начали подъём на Догяску, появился ветер. И чем выше мы поднимались, тем сильнее был ветер. А Догяска не поддаётся – пологий, но длинный подъём; обманчивые перегибы, каждый из которых кажется вершиной. В 19:20 привал где-то недалеко от вершины. Оля пришла и упала на землю. Остальные тоже устали – видно по лицам, но никто не жалуется. Ещё 15 минут подъёма и мы на вершине в 19:45. Подул сильный ветер. Он принёс туман. Подошли к обрыву и в разрывах тумана увидели озеро под Догяской. Съели вершинную шоколадку и отправились дальше.

По плану нам нужно спуститься на хребет Свидовец, а с него к озеру под г. Трояска. По карте не совсем понятно, есть ли к Трояске тропа. На том месте, где могла бы идти тропа, крупными чёрными буквами обозначено “ХР. СВИДОВЕЦ”. В условиях плохой видимости я предпочитаю идти в другую сторону, к вершине Котёл, куда точно ведёт хорошая дорога, а по пути искать спуск с хребта. Внизу, под хребтом мы планируем провести трёхдневные учебные сборы. Начали спуск с Догяски, разыгралась гроза. После каждой вспышки я считаю секунды до громовых раскатов – один, два, три…восемь. Значит, где-то 2,5 км. до грозы. Много это или мало? Мне кажется, что достаточно много. А минут через 15 – 20 уже 1,5 км. Теперь намного ближе. Вспоминается указание МКК, записанное в маршрутке: “…в туман, дождь, грозу на полонины не выходить…”. Но деваться нам некуда. Нужно как можно скорее искать спуск с хребта. Приблизительно около девяти часов, когда гроза кончилась, и туман немного рассеялся, увидели с хребта снежник, а под ним озеро. Вот неплохое место для сборов. Но как к нему спуститься? Тропы вниз нет, зато есть заросли какого-то лиственного стланника (как позже определил Илья – это ольховый стланник), а под ними каменистая осыпь почти до самого снежника. Начали спускаться, хватаясь за мокрые ветки. В 21:50 были уже у озера. Здесь и разбили лагерь. Дров, правда, было мало. Но тут начался дождь, который к тому же сопровождался ветром, и попытки разжечь костёр оказались безрезультатными, поэтому проблема дров отпала сама собой. Где-то около полуночи Ксюша, наш завхоз, организовала сухой ужин. К ужину у нас стояли уже две палатки, а Лёша с Антоном пытались поставить третью. Кажется, где-то около часа ночи им это, наконец, удалось. На следующее утро подъём был намечен на 9:00. Завтра первый день сборов. В Киеве на этот день я запланировала кольцо, но сегодня все явно вымотались, поэтому мне показалось более рациональным провести в лагере занятия по транспортировке пострадавшего, запланированные на третий день сборов, а кольцо перенести.

На занятиях по
переноске
пострадавшего.
Каждый улыбается,
как умеет.
Попробуйте сами
пронести
"пострадавшего"
километр по
пересеченке -
тоже будете
улыбаться.

День 3. (23.07.01) – первый день сборов.

Не смотря на то, что можно было спать до девяти утра, народ начал выкатываться из палаток где-то в восемь. Сегодня у нас занятия в лагере. Были организованы две команды: команда, в которую входили Лёша-хронометрист, Аня, Илья-младший и Лёша-фотограф, и команда из Оксаны, Оли, Антона и Ильи-старшего. Роль пострадавших играли Аня и Оксана. Причём Аня была лежачей больной, и её транспортировали на носилках, а Оксана ещё могла сидеть, поэтому её транспортировали на перекладине. Илья и Антон быстро соорудили сидячее место для Оксаны: палку обернули ковриком и продели её в лямки надетых на спины пустых рюкзаков. Усадили Оксану на это сиденье и отправились. Оля при этом играла роль медика, который должен был следить за состоянием пострадавшего. Ребятам удалось благополучно преодолеть пятьдесят метров дистанции, как вдруг произошла досадная неприятность – палка под Оксаной сломалась. Илья с Антоном отправились за более прочным сиденьем.

А тем временем в лагере другая команда готовила носилки для Ани. Лёши с Ильей постарались максимально облегчить участь пострадавшей – сделали четыре поперечные перекладины, каждую из которых обернули мягкими вещами, а сверху постелили коврик и спальник. К длинным жердям ребята приладили репы, чтобы можно было часть нагрузки перенести на плечи. На готовые носилки уложили Аню и двинулись по дистанции. Обогнали застопорившихся с Оксаной ребят.

Я оставалась всё время в лагере и проводила фотосъёмку. Маршрут для транспортировки пострадавших был кольцевым, протяжённостью около 800 метров. Около двух третей дистанции представляли собой траверс склона переменной крутизны, а оставшаяся треть проходила по низкому (высотой где-то 50см) можжевеловому стланнику. Кроме этого ребята должны были ещё преодолеть речку шириной где-то около метра. На транспортировку Ани ушло времени 1:25, а Оксану доставили в лагерь за 2:10.

После небольшого перерыва и разбора транспортировочных средств занятия были продолжены. По глазам ребят было видно, что энтузиазма у них несколько поубавилось. Аня даже назвала меня зашифрованным садистом. Теперь на носилках транспортировали Олю, а на перекладине Лёшу-фотографа. Погода немного подпортилась. Начал собираться дождь.

Илья с Антоном соорудили для Оли носилки приблизительно так же, как и другая команда для Ани. Отличие заключалось в транспортировке – жерди носилок были продеты в лямки рюкзака ведущего, а замыкающий воспользовался репом. Позже, при обговаривании способа транспортировки Илья заметил, что транспортировать с помощью рюкзака значительно удобнее, чем с помощью репа. Теперь обе команды предусмотрели также и средства от дождя, так как дождь должен был вот-вот начаться.

Форма одежды
на снегу в июле.

После второго прохождения дистанции каждой командой мы начали готовить обед. Накрапывал мелкий дождик. Вода в котлах уже собиралась закипать, как вдруг пошёл ливень с градом, и началась гроза. С неба сыпались градины сантиметрового размера. Народ тут же бросился по палаткам. Наша палатка начала подтекать. Случайно я выглянула из палатки и увидела, что Оксана с Ильёй и Олей неподвижно застыли у костра. Что они там делают?! Или это у них такое хобби – купаться под дождём. Я с помощью криков и жестов затащила Олю с Оксаной в нашу палатку, а Илья нырнул в палатку к Антону, Лёше и Ане. Тут девчонки сообщили, что у них палатка завалена. Мне пришлось их немножко образумить и объяснить, что в такой ситуации надо залазить в любую соседнюю палатку, а не ждать пока какая-нибудь градина стукнет по голове. Град и ливень с грозой минут через 20 внезапно прекратились и мы принялись за разжигание костра и приготовление горячего обеда (или ужина? На часах-то было уже около пяти вечера.). Нашу палатку хорошо затопило, и мы переместили её в другое место. После обеда занятия были продолжены. Теперь народу предстояло спустить слепого по каменной осыпи, а внизу переправить его через речку. На роль слепых были выбраны Илья-старший и Илья-младший. Пострадавшие с завязанными глазами очень резво сбегали вниз, повиснув на плечах ведущих. При этом они шагали даже более уверенно, чем зрячие. Сразу же после занятия, которое длилось не больше получаса, народ заговорил о том, что пора бы и поужинать. И это после горячего обеда всего час назад.

А вечером не было дождя, и мы сидели у костра и пели песни.

День 4. (24.07.01)

Сегодня у нас занятия по ориентированию. Народ разделился на две группы: группа Лёши (фотографа), в которой были Аня, Оля и Илья-старший и группа Ксюши, в которой были Лёша (хронометрист), Илья-младший и я. Антон остался охранять лагерь. Ксюшина группа отправилась в сторону Трояски и Татаруки, а Лёшина должна была пройти гору Стиг и через полонину Менчил вернуться в лагерь.

Сборы, кольцо.
Леша, Ксюша
и Илья на Татаруке.

Ксюша вела нас достаточно уверенно, ей помогал Лёша. Мы бодро прошлись по Свидовцу до Трояски, а там свернули на отрог и дошли до Татаруки. Спустились с Татаруки к реке и двинулись прямо по ней. Несколько часов мы скакали по камням, а когда вышли на тропу, было уже около шести часов. По тропе вернулись в лагерь. Накрапывал дождь. Лёшиной группы ещё не было. А появилась команда Лёши где-то часам к девяти, причём с того же направления, в котором они вышли утром, то есть ребята спустились со Свидовца, хотя по плану они должны были подняться к лагерю из ущелья с противоположной стороны. Настроение у ребят было возбуждённо-весёлое. Им явно понравилось сегодняшнее путешествие. Было очевидно, что запланированный маршрут был несколько изменён во время пути. В шутку я спросила у Ильи, не добежали ли они до Близницы. Илья ответил утвердительно. Выяснилось, что только вторая вершина Близницы вызвала у Лёши доверие и оказалась достойной называться горой Стиг, а все предыдущие горки были просто мелкими холмиками. Илья, как опытный турист всю дорогу молчал и морально готовился к экстремальной ночёвке, а Оля с Аней безоговорочно доверяли руководителю. С Близницы народ спустился к кошу, где местные пастухи огорошили ребят новостью: оказалось, что Стиг остался далеко позади. Народ угостился салатом из помидоров, Лёша почесал в затылке, и после этого группа с хихиханьем и хохотом вновь поднялась на хребет и обратной дорогой вернулась в лагерь.

Воспоминания очевидца.

Я иду вслед за Лешей, Аней и Олей. Мы идем по кольцевому маршруту. Полчаса назад распрощались с другой нашей четверкой -- они пошли направо по хребту (у них -- свое кольцо), мы -- налево.

Все это -- небольшие спортивные сборы, которые мы проводим посреди похода. Лагерь мы поставили у красивого озера под хребтом Свидовец (на нашей карте правда, он обозначен как Апшинец), на северо-запад от вершины Котел.

Леша -- руководитель нашей маленькой группы. Леше вручена карта-километровка, компас у него есть свой. Он должен вывести нашу группу на горку под названием Стиг (1704 м), затем свалить с хребта в сторону Черной Тисы, до речки Станислав, подняться на полонину Менчил, затем еще на одну полонину, Татул и придти в наш лагерь вечером, уже с другой стороны, снизу. У нас с собой немножко орехов, карамели, сухарей и сыра, чуть-чуть сухофруктов. Контрольный срок возвращения в лагерь -- 20:00. На тот случай, если что-то не сложится, у нас есть спички и растопка, фонари, теплые куртки, накидки от дождя; запасливый Леша захватил свою небольшую пилу -- если придется провести ночь у костра (т.н. холодную ночевку) без палатки и спальников. Есть небольшая аптечка.

У Леши это второй поход, у Ани и Оли -- тоже. Моя задача -- сопровождать ребят и ни во что не вмешиваться, не подсказывать. В том случае, если все плохо, брать инициативу в свои руки.

Ребята учатся самостоятельно ориентироваться на местности (в Карпатах ориентироваться трудно), работать с картой, компасом, расчитывать движение группы, принимать решения.

Леша с уверенностью показывает рукой на Близницу (1880 м, высшая точка хребта), наполовину скрытую в тумане, не замечая Стиг, который прекрасно виден, его вершина буквально рядом. "Я думаю -- это Стиг. Пойдем туда". Идем. Если ребята вовремя поймут, что идут не туда, запас времени еще есть, можно успеть пройти запланированный маршрут. Проходим по дороге мимо Стига. И идем дальше. Хотя я и пытаюсь намеками зародить сомнения, это не помогает. "Что это?" -- девчонки показывают на бугельный подъемник турбазы "Драгобрат". Подъемник как раз находится на склоне Стига, который мы уже оставили за спиной. "Пойдем, посмотрим!" "Что посмотрим?" -- удивляюсь я. Может быть, колобки меня просто разыгрывают? "Подъемник посмотрим". Ха! Группа поднимается на Стиг, не понимая, что это Стиг. Осмотрев это ржавое железо с большим колесом, возвращаемся обратно, на перемычку между Стигом и Близницей.

Соображаю. Если Леша заведет нас за Близницу -- это слишком далеко, а если еще пойдет вниз с хребта, как задумал -- это уже будет совсем другое ущелье -- вернуться в легерь мы сегодня не успеем. Но я не должен вмешиваться, хотя очень хочется! Но тогда мы вынуждены будем ночевать где-нибудь под елочками у костра и без продуктов. А на завтра около пяти часов топать в лагерь в обратном направлении на голодный желудок. Погода не блещет. Того и гляди, принесет грозу с градом, который засыпал нас и наши палатки вчера.

Неужели Леша будет взбираться на Близницу и у него не появятся сомнения, что это не Стиг? Удивительно, но факт. Мы после довольно длительного подъема выперлись на Близницу, а у народа не иссякает уверенность. Топаем дальше -- на вторую вершину Близницы. Пришли. Кажется, у народа появились первые признаки сомнения. Может быть, остановятся и повернут назад? Куда там! Вперед! Уже пять часов идем по хребту. Хоть бы кто прикинул пройденное нашими ногами расстояние и посмотрел на карту...

За Близницей над обрывом -- памятник. Табличка из нержавейки гласит, что в январе 90 года здесь оборвались жизни четырех человек. Имена, даты, стихи. Три девушки 19 и 24 лет и мужчина 40 лет. Позже пастухи рассказали, что туристы вышли на снежный надув над обрывом, и он обвалился, похоронив их так, что смогли откопать тела только через 2 недели. Памятник поставил отец одной из девушек. Зимой Свидовец опасен. Крутой склон с надувами, частые сильные ветры, ограниченная видимость.

Леша решил валить вниз, наконец. Ура! Ребята пошли расспрашивать пастухов! Победа здравого смысла! Холодная ночевка отменяется! Мы хохотали и прикалывались друг над другом весь обратный путь. Вернулись в лагерь почти вовремя, уже начинало смеркаться. Маршрут не прошли, но сходили чрезвычайно полезно.

День 5. (25.07.01)

Сегодня третий день сборов. Теперь руководителями были Аня (в группе с Антоном, Олей и Лёшей) и Лёша-хронометрист (с Ксюшей, Ильёй младшим и мной), а лагерь сторожил Илья-старший. Аня без проблем провела группу по кольцу через Татаруку. Лёша точно вывел нас на Стиг, оттуда мы дошли до полонины Менчил. Тут нужно было попасть в то ущелье, в котором стоит наш лагерь, но мы попали в соседнее. Погода была скверная – дождь и туман. В таких условиях мы поднялись на отрог горы Котёл, по нему вышли на Свидовец и в тумане начали искать место спуска в лагерь. Сориентировались по голосам ребят из лагеря и по ольховому стланнику спустились в ущелье.

День 6. (26.07.01)

Сегодня нам нужно двигаться дальше по маршруту. С утра шёл противный мелкий дождь. Утром мы долго собирались и в 11 вышли на маршрут. Нам повезло – мы нашли дорогу, ведущую прямо к Чёрной Тисе. Где-то около 12 дождь кончился. Из-за этого настроение туристов подскочило вверх. А когда мы случайно вышли на черничную поляну, то, как вы сами понимаете, настроение улучшилось ещё больше. От Чёрной Тисы мы поднялись к границе и ночевали возле родника в пяти минутах ходьбы от столбика 42/1. Для того, чтобы набирать воду, использовали алюминиевую трубочку, которую предусмотрительный Илья взял с собой. Вечер был ветреный, но дождя не было.

Мы на Русской.
Туман.

День 7. (27.07.01)

Сегодня мы поднялись на Русскую (столбик 41). В окрестностях столбика 40/6, прямо возле границы видели родник и место для палатки. Погода снова нас не балует – дождь и туман. Граница идёт через стланник, который местами сменяется молодыми елочками или можжевельником по колено. Все получают удовольствие от ходьбы сквозь мокрые ветки, особенно те из ребят, кто ощущает это впервые. Время от времени впереди из тумана показывается вершина Чёрной Клёвы. В 11.50 дорога выполаживается – мы на вершине. Достаём вершинную шоколадку, делим её и начинаем есть. Тут туман рассеивается, и оказывается, что мы на полочке под вершиной Чёрной Клёвы. Остатки шоколадки срочно прячутся в карман, рюкзаки садятся нам на плечи и через 15 минут мы уже действительно на вершине (столбик 35). На Чёрной Клёве туман рассеялся, пригрело солнышко и мы увидели снежник под Свидовцом на месте наших сборов. На небе собираются тучи. От Черной Клёвы мы должны свалить с границы к реке Довжине. Причём по карте туда ведёт вполне приличная дорога. На местности же эта дорога давно стала речкой. Мы скачем по камушкам под дождём, пока, наконец, обнаруживаем тропу, траверсирующую правый склон ущелья. По этой тропе под проливным дождём мы доходим до Довжины, где и останавливаемся на ночёвку. Небо хмурится, всем хочется высохнуть и высушить вещи, но надежды почти нет. Однако скоро ветер унёс тучи, вечером небо было усыпано звёздами, кто-то даже назвал такое небо “полный звездец”. В этот вечер пели под гитару.

День 8. (28.07.01)

Утром дождя нет. Мы переправились по бывшему бетонному мосту (во время наводнений он был практически разрушен) через реку и начали подниматься на вчера покинутую границу по вроде бы неплохой дороге, которая быстро превратилась в плохо проходимую тропу. Вышли сквозь заросли к какой-то вырубке и обнаружили тропку, которая вывела нас на границу. По границе двинулись в сторону Яблонецкого перевала. Где-то за 5 километров до перевала стали попадаться столбики с отбитыми верхушками, а в некоторых местах они вообще отсутствовали, но граница хорошо угадывалась по следам окопов. Наконец, дошли до участка границы, который производил давно не хоженое впечатление – завален деревьями. Пришлось идти по дороге, которая вывела нас вниз, к селу Паляница. Начался дождик. От села, по колено в грязи, поднялись на перевал и снова пошли по границе. Естественно, столбиков в Яблонице нет – они уже давно сгодились в хозяйстве. Шли около часа по селу. Уже был вечер. Остановились на ночёвку. Погода наладилась, дождя не было. Пели под гитару.

День 9. (29.07.01)

Мокрые впечатления.

-- Илья, в какой кулек засовывать палатку?

-- В зеленый. Только сначала вылей из него воду.

Начало 9-го дня похода. Все вещи уже давно промокли. Кто-то утверждает, что у него имеются сухие вещи, но что-то не верится -- это, скорей всего, легенда. Пока пишу это, снова полил дождь. Укрываюсь под мокрым рваным дождевиком. Наша палатка приобрела довольно тяжелый запах. За эти дни мы испытали на себе сильную грозу с градом, который чуствительно пробарабанил по нам и залил водой палатки до появления в них луж. Затем был мелкий дождь -- пыль с порывистым ветром. Влага проникала везде. Тенты для наших двухскатных палаток от этой пыли бессильны.

Дожди каждый день. Днем иногда ненадолго проглядывало солнце. Этого недостаточно, чтобы успеть высушить вещи.

Мокрые Антон с Лешей под моросящим дождем выкручивают свою посеревшую парашутку, перед тем, как положить ее в рюкзак.

Костер разжигается с трудом усилиями нескольких человек. Дороги грязные, разбитые скотом, а там, где рубят лес, разъезжены тягачами так, что ноги увязают в жиже до середины голени.

Темп по таким дорогам низкий, народ по утрам собирается медленно, с трудом, тщетно пытаясь высушить мокрые обувь и одежду у костра.

Мы потеряли несколько переходов, вышли из графика.

Но колобки не сдаются. Настроение в группе -- класс!

Боевая команда

Утром солнца было не видно за низкой серой пеленой, затянувшей всё небо. Вышли из села и пошли по границе. По дороге встречали много земляники. Начали появляться столбики границы. К обеду вышли на полонину. Там набрали воду и устроились обедать. Солнышко решило нас порадовать и выглянуло из-за туч. Потом дошли до г. Кукуль, на которой нас снова поливал дождик. Тут уже обжитый участок границы закончился, дорога ушла куда-то вниз, а мы пошли по тропке вдоль границы. На карте в этом месте тропа не обозначена, поэтому я немного опасалась, что нам придёться продираться сквозь давно нехоженые заросли. Но, к счастью, карта ошиблась. Мы спустились вниз, выбрали по карте место, рядом с которым должна быть вода (северный исток р.Форещанка, столбик 9) и остановились на ночёвку. Вода здесь действительно нашлась, правда, подходы к ней не очень удобные. Зато мы оказались в месте, которое сейчас редко встретишь в Карпатах – огромные деревья, нет никаких следов вырубок. На ужин мы приготовили грибной супчик и с аппетитом его слопали. Ну а Антон с явным удовольствием наслаждался ролью паникёра – с громкими и недвусмысленнысми комментариями он закусил супчик пачкой активированного угля. Ксюша, как человек впечатлительный, тут же почувствовала недомогание, которое, правда, быстро прошло. В этот вечер погода, наконец, изменилась – небо было в звёздах и до конца похода дождя уже не было.

Проходим над озером
Несамовите.

День 10. (30.07.01)

Утром по границе мы перевалили через вершинку и за ней обнаружили кострище – по-видимому, где-то поблизости есть вода (южный исток р.Форещанка, столбик 6/6). В этот день мы взобрались на Говерлу и по Черногорскому хребту дошли до г. Ребра. По дороге любовались окрестностями, посмотрели потрясающий закат. С погодой нам повезло – после дождей воздух был чистым-чистым и горы были видны без привычной в Карпатах дымки. С хребта спустились к озеру Бребенескуль и заночевали. Было очень ветрено – видимо, сказывалась перемена погоды. Нам пришлось даже установить палатку без тента – а то его бы просто порвало.

Закат на Черногорах.

День 11. (31.07.01)

Солнечные впечатления.

Долгожданное солнышко!

Конец похода. Мы спускаемся вниз в пос.Луги с Черногорского хребта.

Теплынь! Вещи уже почти сухие. Только ленивый их не сушит. Долгожданное голубое небо!

Мы развели костер на камнях, между елками натянули тросик, повесили котелки. Последний завтрак, доедаем оставшиеся продукты. Через несколько часов мы будем в цивилизации.

Карпаты, до встречи!

Как-то все притихли. Не слышен безудержный смех нашей компании колобков. Все ощущают близкое окончание похода. А может быть, отвыкли от солнца и разморило -- знаете ли, привычнее холод, дожди...

Вид на Черногорский
хребет с
г.Брецкул (1905),
это вершина между
г.Говерла и
г.Пожежевская.

Вот и последний день похода. Утром встали, спустились в зону леса, где без ветра, с нормальными дровами приготовили завтрак. После завтрака пошли по тропе вдоль реки. В том месте, где тропа должна бы уже выйти на дорогу к посёлку Говерла, река вдруг оказалась сжата с обеих сторон крутыми берегами. Мы поднялись по правому склону, чтобы как-то обойти это место и спустились на дорогу по очень крутому склону, заросшему малиной. Тропы в этом месте не было. По дороге мы дошли до Говерлы, а в 19:15 мы были уже в Лугах – конечной точке маршрута. Оттуда на попутной машине с рабочими доехали до пос. Выдричка. Оставалось ещё 12 км до Рахова. Поймали “Москвич”, в который сели все девчёнки и семь рюкзаков. Эта машина привезла нас на вокзал в Рахов. Ребята приехали чуть позже на тракторе.

Криминальные впечатления.

Поздний вечер. Мы на ж/д станции Рахова. Беру у ребят интервью на тему "Ваши впечатления о походе". Ребята начинают рассказывать, но приходится прервать интервью. Явление местного рекетира Ромы -- что-то совершенно нехарактерное для Закарпатья, где вас всегда встречают очень тепло и приветливо.

Нетрезвый Рома требует денег. Немного. По 50 копеек с носа. Работает уверенно, видимо не в первый раз трясет туристов. Знает, что дожидаемся поезда в 2 ночи. Обещает "крышу" до самой посадки на поезд. Тут Ира, как руководитель, взяла ответственность на себя и, пока парни перепирались с Ромой и вручали ему требуемые гроши, позвонила в милицию от дежурного по станции. Милиция явилась почти моментально.

-- Кто? -- вопрошала милиция с крыльца станции у местных.

-- Да Рома, -- отвечали местные.

-- Где? - вопрошала милиция.

-- Да они пошли только что через мост, -- отвечали ей.

-- Поехали, -- приказала милиция местным, -- покажешь.

В течении часа с небольшим наших по очереди возили в отделение (рядом, в 100 м) и оформляли, протоколировали, опознавали. Местному мелкому рекету был нанесен ощутимый удар. Не приживается рекет в Рахове.

В два часа ночи я и Илья посадили ребят на поезд до Львова, а сами остались до утра – нам нужно было на автобус в Ужгород. Оттуда мы с Ильёй отправились в Словакию. Но это уже совсем другая история...

Ира Осипова, Илья Гуз (зеленый текст), ноябрь 2001
Фото А.Марьясов, И.Осипова, И.Гуз


© т/к Крокус 2001
Последнее обновление 24.11.2001