пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅ
 

новости   походы   т-материалы   т-книги   т-юмор   т-форум   Написать письмо


Новости
Походы
Т-материалы
Paypal украина на openeyesdesign.com. Т-книги
Т-юмор
Туризм и альпинизм в Киеве
Т-форум
Т-галерея








Мои впечатления об оставшихся днях похода.

См. впечатления Ильи о первой части похода.


2 февраля. Вечер.

Завтра сходят Ира и Илья. Грустненько. Все ведь только начинается. Колесник уверяет, что через два дня мы будем в Яремче. Народ верит. Чудаки. По плану начальника – завтра добегаем до перевала Столы, а послезавтра – Добошанка, Переслоп и Яремча. Все уверяют Иру, что будем бежать до ночи, только б успеть на поезд в 3 с гаком. Группа полна оптимизма. Я молчу. Илья тоже.

Отобрали у деда банку грибов, устроили праздничный ужин. На всякий случай съел пачку активированного угля. Грибы все-таки.


Аня Котова

3 февраля. Утро.

Сначала разбудил Ильевский будильник, потом дед. Начался новый рабочий день.Снова подъем дежурных в 5 часов, группы в 5.30, выход... Ну об этом лучше не надо. В 9 все еще крутим крепления на лыжах. И это не смотря на то, что Юрка свой день начинает с того, что всех упрашивает посмотреть что у кого поломано. Но на лыжи все начинают смотреть только перед самым выходом. Задержавшись неизвестно на сколько, наконец выходим на маршрут. Впереди г. Плоская. Не знаю кто как, а я хочу спать.


Света Лазько

День

Как для меня, так подъем на Плоскую показался мне самым тяжелым в физическом плане участком маршрута. К тому же абсолютно не интересным. Подъем проходил по пороге в лесу, сперва полого, а потом все круче и круче забирающей вверх. Поначалу пытались идти без лыж, но вскоре поняли, что кина не будет. "Бросили курить", полегчало, но не особо. Дальше пол-дня монотонно нарезали лесенку на дороге.

Юля Бондаренко

Выбравшись, наконец, одним из последних из лесу, я был немало огорошен тем, куда попал. Стою в теплом синтапоновом жилете, ветровочном костюме, шапке, бахилах от костюма химзащиты в окружении полуобнаженных парней и девушек. Сначала даже решил, что крыша моя отправилась в путешествие. К счастью – обошлось. Это мать-природа решила побаловать нас настоящим весенним солнышком. Провалявшись около часа на оказавшейся рядом копне сена, мы вспомнили наконец-то на кой мы сюда приперлись, взяли лыжи под мышку и почапали на вершину.

Слева направо:
Леша Марьясов,
Света Лазько,
Антон Василенко
(в центре композиции),
Маша Зеленская,
Ксюша Глущенко

К нашему удивлению, наверху все еще лежал снег, так что к Столам мы бежали по превосходному снежку, великолепно скатываясь с попадающих под ноги горок.

К вечеру мы таки добрались до перевала Столы!


Вечер

Сегодня первый день, когда мы добежали туда, куда планировали. Перевал Столы. Приют Горганы. У группы эйфория. Колесник в экстазе. Планы на завтра – Добошанка – Переслоп - Яремча. Странная логика начальника. Если группа плохо шла весь поход, чего она должна побежать (полететь) в последний день? Ну да ладно.

Карпатские дали

Отдельно заслуживает упоминания сам приют Горганы. Когда-то это было добротное двухэтажное здание, на втором этаже которого жил сам хозяин, а первый занимали приблудшие туристы. Теперь же это развалившаяся хибара, у которой на первом этаже уцелела одна комната. Колесник, правда утверждает, что их 3, но я что-то сильно сомневаюсь в том, что в них можно жить. Да и в той комнате, где жили мы было что-то не в порядке с дымоходом. Остальная часть дома обрушилась.

Хозяин приюта – мужик колоритный. Пришлось ему оставить весь имевшийся в наличии спирт, пол аптечки, да еще 20 грн в придачу. Слабонервным девушкам я бы порекомендовал воздержаться от знакомства с этим дядькой в трезвом виде. Правда, знающие люди утверждают, что в пьяном он еще более несносен...

Отправив Колесника разбираться с дедом Иваном, мы устроили себе настоящее пиршество. Достали заначки, и, как следует, к ним приложились. Похоже, о том, что это далеко не последний день похода, догадывался только я J.


4 февраля .

Проснулись от громового голоса деда Ивана, позавтракали, и повоевав с лыжами, двинулись в путь. Этот день выдался на редкость урожайным на поломки. Ближе к полудню треснула лыжа у Колесника. На наше счастье, сломалась она в очень живописном месте, при подходе к Добошанке. И пока Вовка с Юркой колдовали над калекой, народ решил вовсю поотрываться. Выщелкали почти весь запас фотопленки, который был у нас в 3-х фотоаппаратах. Провозившись (продурев) полтора часа, наконец пошли дальше.

Подъем на Добошанку решили предварить подъемом на ... Все равно иного пути не было.

Солнце, горы, ветер

Погода решила отыграться за вчерашнее. Ветруган поднялся силы неописуемой. После очередного порыва меня аккуратненько швырнуло в сторону, этак метра на 3. Закрадываются сомнения – а стоит ли в такую погоду переться наверх? Видать, подобные мысли роились и в голове командира. Когда Колесник увидел ползущего на четырех Лешку Банникова, борющегося с очередным порывом ветра, он предпринял слабую попытку повернуть обратно. Но где там! Разве можно развернуть группу, у которой столько нездорового оптимизма! Почесав за ухом Вовка повел группу дальше. Спасла нас Света. На спуске с ... у нее переломалась лыжа. Пришлось останавливаться и искать место для ночевки. К счастью, очень скоро нам прямо на хребте удалось найти укромное местечко, где не так сильно ощущался ветер, и втулить туда палатку. Пока ровняли место под шатер, обнаружили, что под нами, оказывается, сланник! Это порадовало – по крайней мере, мы назавтра могли не опасаться схода лавин.

Начинаем ощущать нехватку продуктов. Медик Юля кормит народ кусками льда. У многих болит горло, но лед все равно жуют. Потом выпрашивают у Юльки что-то от горла. Аптечка пуста...

Внимательно изучали подъем на Добошанку. Страшно. Под ногами – жесткий наст, который ногами не пробивается. Склоны – достаточно круты, далеко внизу – лес без всякого выполаживания. Срыв чреват боком.

Ветер ночью был такой, что в палатке было не теплее чем на улице. Выглянув вечером из палатки был поражен обилием огней, горящих далеко внизу. Совсем близко от нас – цивилизация. Что-то защемило в груди. Пора возвращаться. Шеф утверждает – завтра будем в Яремче. Поглядим. А еда кончается.

В палатке царит уныние. Кто может спать – спит. Снаружи дежурные Аня Ксюша и Леша волают песни. У них там холодно, но весело. Хочется к ним, но нет мочи заставить себя вылезти из палатки. Хотя внутри так же холодно. Мы с Машкой пытаемся им подпевать. Через пару минут обнаруживаем, что мы поем что-то одно, а они что-то другое. Ну и черт с ними. Тоскую по Ильевской гитаре. Вот уж чего нам действительно не хватает!


Утро на хребте

5 февраля

Утро.

Холодно и мерзко. Вылазить из спальника не хочется, но Леша будит народ. Вылазим из палатки, делаем пару снимков. Ветра нет. К 10 часам, наконец, начинаем подъем.

Не так страшен черт как его малютка! Подъем оказался не такой уж и сложный. Лыжи на таком фирне хоть и полохенько, но все же держат, подъем более пологий, чем казалось снизу. Практически нет ветра. Подъем на Добошанку в памяти почти не отложился. Вылезли наверх, быстренько щелкнулись и побежали вниз. Без проблем спустились к перевалу. Пока жевали шоколадки и то, что еще осталось пожевать, Колесник пошел искать дорогу вниз. Когда вернулся, вердикт был краток: "Не имеет смысла идти дальше и спускаться по непонятно какому спуску. Будем спускаться здесь. По непонятно какому спуску".


Спуск

Поначалу на спуске нарезали серпантин, потихоньку траверсируя склон в поисках более пологих участков. Когда стало совсем плохо, пошли вниз, хватаясь за торчащий из снега сланник. Идти тяжело. Если первых фирн еще держит, то уже в середине группы идти почти невозможно. Разрыхленный товарищами снег абсолютно не держит, с каждым шагом съезжаешь где-то на метр. Хватаясь за сланник, потихоньку продвигаемся вниз. До желанного леса - метров 150.

Первым не выдержал и устремился навстречу деревьям Леша Коваль. Это был самый драматический эпизод на маршруте. Пролетев пару десятков метров, ободрав в кровь руки и сломав лыжную палку, он таки смог задержаться на склоне. На этот раз нам повезло.

После Лешки, видать из чувства солидарности с товарищем, посрываться решили еще и девчонки. Сначала Аня, потом Света. Но в отличии от Леши, они сорвались рядом с нами, и поэтому были тут же остановлены идущими ниже. Напоследок улетел и я, но, к счастью, задержался в выставленных уже оклемавшимся Лешей воротах. Прошло каких-то 4 часа и мы, наконец-то, добрались до леса. Пообедав, подсчитали потери (Вовка поломал вторую лыжу, у меня начал отваливаться носок) и начали спуск на р.Зубровку. Колесник все еще надеется дойти до Яремчи. Удачи ему в этом начинании.


Вечер

Шли допозна. Идти в темноте по речке – то еще удовольствие. До Зубровки так и не дошли, решили заночевать на каком-то притоке. Сегодня дежурю. Надо чем-то кормить народ, а еды уже нет. Идет 10-й день семидневного похода. Ксюша поскребла по сусекам – что-то надыбала. Это что-то и варим. С чаем еще хуже – его просто нет. Как нет и сахара. Решили сварить компот. Вовка наскреб кураги столетней давности. Кинули в воду – пусть варится.

Заикнулся о том, что завтра мы до Яремчи не дойдем. Группа единогласно решила пустить меня на тушенку. И пустили бы, если б кто-то не заметил, что я в походе похудал. Решили сначала зарезать Банникова, откормить меня, а уж потом – на тушенку. Шутки шутками, а пора возвращаться в Киев. Моральный дух группы падает.

Компота не получилось. Вместо него – плохопрокипяченная вода без вкуса и запаха, на дне которой что-то напоминающее несвежую резину. Нашли в аптечке последнюю таблетку "фервекса", бросили в котел. Компот приобрел вкус. Выпили, поржали на ночь и легли спать.


6 февраля

Утро

5 утра. Как проснулся – не помню. Надо готовить завтрак. Ксюша выдала пару кубиков сои и 6 кубиков "Магги". Из этого надо соорудить сытный завтрак на 11 человек. Недолго думая, спихнул эту нелегкую задачу на Юрку. С интересом жду, что из этого выйдет.

При свете дня глянул на свою правую лыжу. Она мало чем отличается от обычной доски. Можно подводить итоги похода – 5 сломанных лыж, 4 сломанные лыжные палки, выбранные до конца все запчасти из ремнабора. Впечатляет!

То, что получилось у Юрки, назвать едой язык не поворачивается. Обзываем это "зеленым пойлом", назначаем съедобным и будим группу. По отзывам ребят, я, влезая в палатку с котлом чего-то зеленого в костюме химзащиты, представлял то еще зрелище. Слабонервные в ужасе отвернулись.

Собрались на удивление быстро (или это так показалось?) и пошли домой. Метров через 50 выбрались-таки на широченную дорогу на Зубровке. Тихо порадовался тому, что вчера мы до этой дороги не добрались. Иначе перлись бы по ней до самой Яремчи посреди ночи.

На Зубровке снег попадался уже крайне эпизодически. У кого еще хватало энтузиазма, шел на лыжах, то катясь по снегу, то чапая по голой земле.

(Как тут не вспомнить классическое "стою на асфальте я в лыжи обутый")

Остальные сбросили лыжи и пошли на своих на двоих. Непривычное какое-то ощущение. Вроде чего-то не хватает.

От нефтяной трубы до Яремчи через перевал Переслоп ведет маркированная тропа (номер 201), по которой мы достаточно шустро, часа за 3 дошли наконец туда, куда должны были выйти 4 дня назад. В самом селе местные аборигены долго удивлялись, в каких это далях мы снег нашли. Тут его уже неделю как след простыл.


Вот так и закончилось это ...


Антон Василенко, февраль 2002.

Фото А.Марьясова, Ю.Бондаренко.


 

новости   походы   т-материалы   т-книги   т-юмор   т-форум   Написать письмо

© т/к Крокус 2002
Последнее обновление 24.04.2002