пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅ
 

новости   походы   т-материалы   т-книги   т-юмор   т-форум   Написать письмо


Новости
Походы
Т-материалы
Львов гостиницы Т-книги
На Фонтане недорогие гостиницы Одессы цены Т-юмор
Туризм и альпинизм в Киеве
Т-форум
Т-галерея








Карпаты, лыжный поход с элементами горного, I к.с.
Январь-февраль 2002.

Наша команда:
1. Вова Колесник - руководитель
2. Ксюша Глущенко - завхоз
3. Ира Осипова - финансы
4. Илья Гуз - снаряжение
5. Юля Бондаренко - медик
6. Антон Василенко - ремонтник
7. Юра Тетяненко - ремонтник
8. Маша Зеленская - фотограф
9. Леша Марьясов - фотограф
10. Леша Банников - хронометрист
11. Света Лазько
12. Леша Коваль
13. Аня Котова


Маршрут:
пос.Осмолода - хр.Матахов - г.Игровец - седло Игровец-Сывуля - р.Негрова - пер.Сывуля-Конец Горгану - р.Пляйска - ст.Лопухов - ст.Усть-Турбат - ст.Турбат - р.Турбацил - пер.Пантыр - р.Дурнинец - с.Клымпуши - р.Ричка - база "Молдованка" - г.Плоская - пер.Столы - г.Добошанка - пер.Переслоп - г.Яремча.


27 янв. 2002, вс.

12:10. Первый привал. В Осмолоде снега маловато. Правда, как только свернули с проторенной дороги и начали подниматься на Матахов хребет, снег появился. Мокрый, рыхлый - лыжи проваливаются. По ручью идти нельзя - вода. А может быть, и можно - еще не пробовали. Сильный ветер, ребята видели, как падают ели, одна - недалеко от нас. Все тает. Прямо весна!

У нас ночевка на склоне хребта. А по плану должны были остановиться на гребне. Уже стемнело, когда стали на ночлег. Подсыпали лопатами снег, выровняли место для шатра, утоптали лыжами. Новый тент для палатки стал четко.


28 янв. 2002, пн.

Утром Ксюша, Леша Марьясов и Аня встали в 5. Их кассета первая дежурит в походе. В полдевятого еще крутили крепления.

Не дошли мы до седловины Игровец-Сывуля. Даже до Игровца не дошли. Когда видимость исчезла (туман), а потом и начало смеркаться, в 16 с чем-то поставили шатер на ровной полочке недалеко от гребня.

Матахов хребет.
Мы на пути к Игровцу.

Дежурим мы - я, Ира и Юля. Для газовых горелок я выкопал грот в снежном сугробе-наддуве, закрыл ковриком, оставив небольшую щель для воздуха. Ребята построили стеночку из снежных блоков высотой в метр-полтора со стороны склона, которая призвана защитить шатер от ветра. А ночью нам стало душно, дыхание стало частым, воздуха не хватало. Я решил, что все щели занесло снегом. Выбрался из общего спальника-кассеты, размотал тубус входа шатра, откинул тент. Дышать стало чуть легче, но ненамного. Через несколько минут блеснула молния, раздался удар грома. И появился воздух. Что это было? Смерч? Я читал, что вблизи вихря создается зона разреженного воздуха.


29 янв. 2002, вт.

Пурговка.

Сегодня такой же сильный ветер, как и вчера. Готовить завтрак пришлось в маске. Утром выяснилось, что у нас две половинки тента. Полиэтиленовый тент, на изготовление которого ушло столько времени, сил и разговоров, просуществовал только один день.

Зимой - пальмы,
а летом - елки.

Сегодня в 5 утра Колесник решил оставаться тут до завтра, в надежде, что уймется ветер. Встали позже. Видимость хорошая, виден Игровец во всей красе. Может быть, и дошли до седловины, если бы вышли часов в 10. А может, и нет. Пока бы собрались, исправили всякие неполадки с лыжами, которые, естественно, часто бывают у новичков, переоделись, то, се - не успели бы. А ветер сильный, это бы еще более замедлило сборы.

Вечером бригада строителей в составе Ани, Светы и Леши Марьясова соорудила из снежных блоков "теплый" туалет.

Полная луна и звезды. Белые шапки гор в лунном свете. Сверкающий Игровец. Фантастическая картина!


Под Игровцом.
Восход.

30 янв. 2002, ср.

Состоялось таки наше адреналиновое (только бы не потерять равновесия!) восхождение на Игровец, который был покрыт ледовой коркой с выступающими камнями. Почти весь путь проделали на кантах, лесенкой, при сильном ветре, в масках. Несколько более приятным был спуск (уф, скоро это мучение закончится) - также при ветре. Затем, совсем уж приятным показался (жаль, что не для всех) спуск-скольжение по мягкому снегу между елочек. Правда, вот здесь уже начали вовсю лететь у народа крепления.

Стали попадаться сосны (не такие, как под Киевом, более изящные - 3-4 сросшиеся вместе иголки). Вышли на перевал Игровец-Сывуля. Долго искали засыпанную снегом траверсирующую тропу, которая начинается на этой седловине и обходит двугорбый массив Сывули с северо-востока. Пошли, когда начало смеркаться.

- Как тебе сидячая ночевка на этой тропе? - как бы между прочим, поинтересовался у меня Колесник, когда уже совсем было темно, а выполаживания склона все не просматривалось.

Обошлось, дошли до отрожка. Да и зачем нам сидячая ночевка - кому сегодня не хватило приключений? Ночевали среди елей с огромными снежными шапками.


31 янв. 2002, чт.

Мы идем по траверсирующей тропе. Начались открытые безлесные участки. Кажется, не лавиноопасные - склон крутой, но покрыт стланником, камнями. Но все равно, переходим эти участки по одному, выставляя наблюдателей, на всякий случай. Тропа часто теряется, путь преграждают поваленные деревья. Стих совсем ветер. Солнце пригревает. На открытых участках рыхлый снег толщиной несколько сантиметров лежит на насте. Лыжа скользит, наматываются вниз снежные улитки. Колесник принял решение уйти с тропы вниз, из-за опасности срыва. Уже на спуске, Света продемонстрировала акробатический трюк - несколько кувырков с рюкзаком. Пока пугались и вопили, Аня самоотверженно перехватила Свету.

Вокруг Сывули.

Всех мучает жажда. С начала похода в нашем распоряжении только та вода, что мы вытапливаем из снега на двух газовых горелках, а это мизер. На привале все оживленно мечтают вслух на тему "Вода, чай, компот, морс, пепси…". Мне хочется чаю. Четыре стакана. Я их не стану все выпивать. Я хочу всего лишь на них посмотреть.

- Группе пора в хозмагазин, за прищепками, - говорит Ира. Это старая шутка: прищепка бельевая - самый эффективный походный губозакатыватель.

Колесник ведет группу дальше, вниз, на дно заросшей лесом долины. Смеркается. Мы у речки. Вода! Мы пьем и пьем, отрываемся, делаем обычные наши бивуачные дела и снова прикладываемся к горлышку, как пьяницы. Бутылкой встречаем очередного спустившегося при свете фонаря в лагерь. Передаем бутылку друг другу.


1 фев. 2002, пт.

Постоянные, непрекращающиеся поломки. Две запасные палки (по недоразумению захваченные в поход) уже задействованы вместо сломанных пополам. Уже появилась одна еловая у Антона, а Колесник несет заготовку из ольхи для еще одной, вместо сломанной сегодня утром. Что касается меня, то я ощущаю себя слегка инвалидом, ибо левая лыжа представляет собой обрубок. Зато маневренность на спусках фантастическая. Ремни, крепления, кольца, пояса рюкзаков ломаются, вылетают и отрываются еще чаще. Света идет в ботинке, где подошва привязана ленточкой.

Илья Гуз.
"Какая лыжа была -
ни одной трещины!"

Замечательно, легко проехали вдоль речки Пляйска по чужой лыжне. Вечером лесорубы нас подбросили до Усть-Турбата, где мы заночевали в общежитии. В комнате с буржуйкой. Кое-что из вещей даже высохло.


2 фев. 2002, сб.

Утром в общежитие приехали работяги-лесорубы в своих ватниках и робах оголять очередной склон по заказу какой-нибудь зарубежной фирмы. Лесорубы очень приветливы и доброжелательны. Все эти ночевки и подвозки предлагаются совершенно бесплатно, как само собой разумеющееся.

- Яка файна лялька ззаду бідкується! - восторженно кричат Ире очередные повстречавшиеся нам лесорубы, занятые погрузкой бревен на грузовик, когда мы с лыжами в руках (рюкзаках) дефилируем мимо по замерзшей грязи дороги. - Візміть нас з собою!

Раздолбанный, порушенный, обезображенный склон горы. Похожие своей одеждой на зеков лесорубы.

- Вранці їдемо на роботу - як на каторгу, - жалуются гуцулы.

Третий день стоит редкостная погода. Безоблачное небо, звезды вечером ("полный звездец"), безветренно. А мы опаздываем. Как всегда.

Владимир Колесник.
Переправа по
бревну без
касания.

Поднимаемся на перевал Пантыр вдоль речки Турбацил. Перебираемся с левого берега на правый. С правого на левый. Снова и снова. Пешком, без лыж, по камешкам и бревнам. Некоторые промочили ноги, другие промокли по шею.

Наконец, "бросаем курить и становимся на лыжи" (слова Маши). Кстати, группа наша из 13 человек поголовно некурящая.

Перевал Пантыр. Граница. Спускаемся, прикладывая нашу немудренную лыжную технику, кто как умеет, по дороге к речке Дурнинец (урочище Над Згарами), мимо села Клымпуши.

Обитаемая база "Молдованка". Ночевка.


3 фев. 2002, вс.

- Летом я собираю грибы. И сдаю их в Быстрице по 10-12 грн. за килограмм. Часть мариную и закрываю в банки. Еще собираю ягоды. Так, как я, почти все поступают. Работы нет, - рассказывает Иван (имя изменено).

Мы с Ирой и местным Иваном, которому с нами по пути, идем на автобусную остановку в Быстрицу. Ребята остались завершать поход, а мы возвращаемся в Киев.

- Зачем эти сбросы на реке? - спрашиваю я и показываю на тонкие бревна, выложенные в русле речки и создающие искусственный порог.

- Чтобы рыба не поднималась вверх по течению.

- Зачем?

- Ее там бьют током. А тут, в поселке, все видно. Рыбу запрещено ловить. Но ее все равно бьют. Приезжают на мотоциклах, подключаются к аккумулятору или приносят аккумулятор в сумке, становятся в зарослях, где не видно и бьют. Вот я с друзьями набил 287 штук форели. А нас заметили и на дороге устроили засаду. Там милиция была, лесники, все с оружием. Записали каждому в протоколе только по две рыбы. За эти две рыбы я уплатил большой штраф. Вот на той стороне, в Осмолоде, много рыбы. У нас уже мало осталось. Мы туда ходим ловить. Рыбу многие ловят. Запасают, солят.

- А какая рыба тут водится?

- Форель, хариус. Хариуса уже почти не осталось. А форель еще есть.

Уже совсем рассвело. Мы увереннее идем по замерзшей грязи и льду этой разбитой дороги. Скоро должна показаться окраина Быстрицы.

- Многих осудили у нас за кражу леса. Я сам отсидел срок. А что делать? Чтобы купить лес, оформить, как надо, так мне нужно год работать. А так идешь в лес вечером, тихонько пилишь, но чтобы не слышно было, понял? А потом, в другой день приходишь, спиливаешь сучья, так делаешь, чтобы было незаметно. Потом приезжаешь на телеге и вывозишь. Если лесник придет к тебе во двор, его можешь послать, сказать, что купил и привез.

- Это лесничество? - я показываю на характерное здание.

- Да. А это дом лесника. - Иван показывает на добротный, еще неоконченный дом, - Кто еще может построить сейчас себе такой дом? Если он тебя застал, к примеру, когда ты воруешь лес - платишь штраф, или он тебя заставляет отработать на стройке своего дома. А можно с ним договориться, дать на лапу, и пойти в лес, срубить, сколько тебе надо.

Я пытаюсь рассказать о Словакии, о Татрах, где мы побывали летом, о том, что словаки зарабатывают на туризме, а не на лесе, что там нет забитых деревень, о хороших дорогах, толпах туристов в горах, горных трамваях, частных отелях и магазинах на каждом шагу… Бесполезно. Соседняя Словакия для Ивана также далека, как Южная Америка.

- Здесь лес давно срубили? - Над самой дорогой режет глаз пустой склон.

- Два года. Раньше сразу же сажали новый, а сейчас - некому.

Навстречу, сильно покачиваясь, идет мужик. Что-то доброжелательно мычит Ивану.

- С утра уже… Пока домой дойдет, несколько раз упадет, протрезвеет… Летом поеду в Киев, продавать грибы на базаре. Хочешь, у меня сейчас с собой в рюкзаке полкило белых, за 20 гривен отдам, дешево?

Мы на автобусной остановке. Иван радостно запихивает в карман деньги. Мы дарим ему нашу километровку с его родиной. Он зачем-то диктует свой адрес. Зачем и о чем я ему буду писать?

Кстати, в Киеве выяснилось, что среди тех грибов белых совсем не оказалось.


Илья Гуз, февраль 2002.

Фото А.Марьясова, И.Осиповой.


Здесь можно прочесть о том, как ребята прошли оставшуюся часть маршрута. Воспоминаниями поделился Антон Василенко.


 

новости   походы   т-материалы   т-книги   т-юмор   т-форум   Написать письмо

© т/к Крокус 2002
Последнее обновление 24.04.2002